Select Page

Ароматичность

Ароматичность – одна из самых важных теоретических концепций в органической, а на самом деле не в органической, а просто в химии. И одна из самых спорных концепций. Если захотите в этом разобраться подробнее и полнее, вас ждут нелегкие испытания – вопросов в этой области до сих пор больше чем ответов. При этом изложение этой темы в учебниках часто весьма поверхностно и противоречиво, настолько что вопросы возникают даже у самых неискушенных и доверчивых читателей, обычно благодарно воспринимающих любую информацию. Не будем отчаиваться, и все же попробуем разобраться с основами и добиться хотя бы некоторой ясности в том, что такое ароматичность и антиароматичность, и зачем это нужно. Главной проблемой для нас будет то, что мы будем в положении людей, решивших научиться водить автомобиль с помощью игрушечной машинки и деревянной лошадки. Для полноценного понимания природы ароматичности совершенно необходима квантовая химия, хотя бы в качественном виде. Ароматичность и антиароматичность имеют квантовую природу и не имеют адекватного объяснения без обращения к квантовой теории химической связи. Увы, она, квантовая химия, не входит в наш курс органической химии, и мы почти ничего про нее не знаем, хотя иногда рисуем орбитальки. Это странно и противоестественно, но это так. Так получилось. Те, кто решил, что нужно именно так, давно уже пересекли реку Стикс на ладье угрюмого Харона, и оттуда, наверное, весело наблюдают, как народ в 21 веке корячится, пытаясь изучить важную науку, но не располагая для этого одним из важнейших инструментов. Поэтому будем смело ломиться в плотно закрытую дверь – может откроют. Другого выхода у нас нет.

Сразу зададим себе вопрос, а зачем нам это вообще нужно. Самый распространенный и самый разумный ответ – чтобы сдать экзамен, решить возможные задачи на контрольной и т.п. В этом случае все довольно просто, и наша задача в основном состоит в том, чтобы применять правило Хюккеля к нарисованным молекулам, и распознавать ароматические, антиароматические и неароматические, не задавая лишних вопросов. В этом случае нам нужно только научиться считать электроны и запомнить несколько нехитрых правил. Сразу переходим к вкладкам внизу, где это и рассматривается, а все остальное игнорируем. При этом я все же рекомендую прочитать отдельную страничку про ароматические ионы, потому что это действительно очень важная вещь в ароматичности. Если же кому-то из вас захочется более подробно разобраться в том, что такое ароматичность и все остальное, то придется запастись терпением, потому что простого ответа на этот вопрос нет. Читаем по порядку. 

Ароматичность: программа-минимум

Простой, но широко распространенный взгляд на эту проблему можно выразить несколькими предложениями:

  • ароматичность – характеристика циклических молекул, имеющих замкнутые (циклические) сопряженные системы; цикл может быть или чисто углеродным (карбоцикл) или содержать любые другие атомы в любых комбинациях (гетероцикл); цикл может иметь заряд, делокализованный по всей сопряженной системе;
  • для того чтобы быть ароматическим цикл должен быть плоским (не обязательно идеально плоским, например, знаменитые аннулены Фогеля, закреплённые метановыми или другими мостиками, довольно сильно неплоские, что не мешает им быть совершенно хрестоматийным примером 10- и 14-электронной ароматичности) и содержать на циклической сопряженной системе 4n+2 электрона (то есть число из ряда 2, 6, 10, 14, 18, 22, и т.п.). Числа более 22 очень редки и нам точно не встретятся, живые динозавры на Тверской попадаются намного чаще;
  • ароматические циклы обладают полным или неполным набором особых свойств, которые можно легко понять, если принять, что ароматичность выгодна, а поскольку ароматичность следует из циклического сопряжения, то все факторы, увеличивающие это сопряжение, являются благоприятными. Тем не менее, и это важно понимать, хотя именно это часто ставит в тупик многих, обладание всеми этими свойствами совершенно не обязательно, вполне достаточно одного из этих свойств для того чтобы мы заподозрили то, что соединение проявляет ароматичность. Вот эти свойства в самом кратком изложении. Итак, соединения считаются проявляющими признаки ароматичности, если они:
    • обладают высокой стабильностью, либо в строгом термодинамическом смысле, если мы можем сравнить это соединение с близкими по строению, измерив или рассчитав энтальпию образования. Поскольку такое количественное сравнение очень редко можно сделать реально, особую стабильность оценивают “на глазок”, замечая, например, что это соединение как-то подозрительно легко получается в реакциях, и наоборот, само проявляет меньшую реакционную способность, чем заведомо неароматические аналоги близкой структуры. Это особенно ярко проявляется для ароматических ионов, которые обладают аномально высокой стабильностью при сравнении их со структурно похожими ионами – карбокатионами или карбанионами, но не имеющими ароматического числа электронов на замкнутой сопряженной системе;
    • обладают очень характерными спектрами протонного ЯМР, в которых протоны на атомах цикла, находящиеся с внешней стороны цикла, обычно смещаются в ароматическую область спектра 7-9 м.д.; в некоторых ароматических молекулах могут найтись протоны, располагающиеся над циклом или даже внутри цикла – такие протоны наоборот смещаются в сторону маленьких или даже отрицательных химических сдвигов;
    • являясь непредельными соединениями, вместо обычных для таких соединений реакций присоединения предпочитают реакции замещения, в которых ароматическая система сохраняется; бывают и электрофильные, и нуклеофильные реакции ароматического замещения; заряженные циклы (ароматические ионы) в реакциях замещения участвуют редко по формальным причинам, но нас это смущать не должно – мы их ценим не за это, а за необычно высокую устойчивость;
    • ароматические циклы, особенно состоящие только из атомов углерода (такие циклы называют аннуленами), часто представляют собой геометрически правильные многоугольники, все стороны которых (связи между атомами, входящими в цикл) одинаковы, несмотря на то, что в структурах на бумаге мы рисуем чередующиеся простые и двойные связи; эту выровненность связей часто изображают кружком внутри правильного многоугольника; такие правильные циклы известны для размеров от 3 до 9 атомов углерода; большинство этих идеальных ароматических циклов – ароматические ионы, и только 6-членный цикл это нейтральная молекула, бензол; ароматические циклы от 10 атомов и больше устроены сложнее и более никогда не бывают простыми многоугольниками с одинаковыми по длине связями; для начального знакомства с ароматичностью достаточно знать примеры 1-2 таких систем;
  • циклические молекулы, имеющие замкнутые (циклические) сопряженные системы, но содержащие 4n электронов (ряд чисел 4, 8, 12, 16, 20) могут быть антиароматическими, но для этого они должны быть плоскими или почти плоскими. По геометрическим причинам это возможно только для циклов с 3-5 атомами. Такие циклы обладают не менее интересным набором свойств, которые можно очень легко понять, если принять, что антиароматичность – это невыгодно, это дестабилизация, и любая молекула или ион с антиароматическим счетом электронов в цикле делает все возможное, чтобы стать насколько возможно менее антиароматической. Удивительное дело, скажет иной скептик, а что ей мешает вообще перестать быть такой, если так все плохо. Геометрия, чертова геометрия, Евклидово изобретение, – от греков, мы знаем, одни проблемы, – что в приложении к химии означает, в частности, что три атома углерода всегда лежат на одной плоскости, а ненасыщенный цикл состоит из таких плоских кусочков, и если цикл маленький, то невозможно из плоских кусочков составить неплоский цикл, и если у такого цикла случилось антиароматическое число электронов, то у него, кажется, есть проблемы. Начиная с 6 атомов возможность сделать ненасыщенный цикл неплоским появляется – можно, например, согнуть цикл пополам книжечкой из двух плоских страничек под углом или просто изменить гибридизацию хотя бы двух атомов друг напротив друга, ну а для циклов побольше таких вариантов становится так много, что антиароматической молекула может стать только по большой дурости, а среди молекул сильно дураковатых не замечено. Реальная картина, конечно, немного сложнее, и желающие доберутся до этого в более подробной части, когда она наконец будет написана, но для минимума это вполне адекватное описание действительности. Итак, если молекула с маленьким циклом от 3 до 5 и замкнутой сопряженной системой имеет число электронов, соответствующее антиароматичности, то такие молекулы:
    • чрезвычайно неустойчивы, и большинство циклических сопряженных молекул или ионов с 3-5 членными циклами и таким числом электронов или никогда не были получены, и даже не наблюдались спектроскопически, или были получены и наблюдались только в особых условиях, снижающих до минимума вероятность реакций – в газовой фазе и высоком вакууме, или при очень низких температурах в так называемых инертных матрицах, например, твердом инертном газе;
    • чрезвычайная неустойчивость таких молекул или ионов имеет интересное следствие – невыгодность их образования делает невыгодным или даже совсем невозможным реакции с их участием, например, вы не можете оторвать протон от молекулы, если в результате получается антиароматический карбанион (в терминах констант основности или pK это означает, что таким карбанионам соответстуют абсурдно большие pK, большие даже чем pK простых алканов, то есть числа типа 60-80), или не можете осуществить реакцию (SN1-замещение, E1 элиминирование и т.п.) с участием антиароматического карбокатиона; то есть в отличие от ароматических молекул реакции их наоборот тщательно избегают; а как же их тогда вообще получают? – оставим это до подробной части;
    • если антиароматическая молекула или ион все же получены и исследованы в особых условиях, то они всегда показывают сильное отклонение от симметричной структуры аналогичного ароматического соединения, то есть от правильного многоугольника с одинаковыми связями и углами, например, вместо квадрата мы имеем вытянутый прямоугольник; связи в таких циклах имеют четкую тенденцию к сильному различию по длине, почти возвращаясь в нормальным значениям для простых и двойных связей, тем самым уменьшая степень сопряжения;
    • в тех случаях, когда антиароматическую молекулы или ион удается получить и зарегистрировать ЯМР спектр, сдвиги в нем будут иметь противоположные направления по сравнению с ароматической системой, например, внешние протоны будут сдвигаться в сторону маленьких химических сдвигов;
    • если антиароматичекую молекулу удается в редких случаях вытянуть на свет божий, например, взять ее в низкотемпературной матрице и оттаять, как мороженую курицу, то как только начнется хоть какое-то шевеление, она прореагирует с первой попавшейся молекулой, например, с другой такой же. Антиароматические молекулы всегда имеют огромную реакционную способность, а поскольку они все ненасыщенные, то первое, что они обычно делают, это реакция Дильса-Альдера или иное циклоприсоединение. Для антиароматической молекулы прореагировать – значит уйти от ненавистной антиароматичности, и мы понимаем, что такого шанса они не упустят.
  • циклические молекулы, не подпадающие под описания ароматических или антиароматических, называются неароматическими. Неароматическими являются ненасыщенные циклы
    1. или вовсе не имеющие замкнутой системы p-орбиталей,
    2. или имеющие ее с антиароматическим счетом электронов и циклами от 6 и более атомов,
    3. или имеющие ароматический счет электронов, но гибкие, от 10 атомов и более без специальных элементов структуры, обеспечивающих плоскостность и жесткость, а именно всякие перемычки или тройные связи, или что-то подобное – в программе-минимум это не расшифровывается, а если захотите подробностей, то пожалуйте почитать то, что написано в подробной части, которая пока еще не закончена и не выложена, извиняюсь).

Также неароматическими будут сопряженные циклы, содержащие нечетное число электронов (особый и очень редкий случай) и/или хотя бы одну двойную связь между атомом цикла и атомом вне цикла (экзоциклические двойные связи). Этот интересный случай в минимуме не раскрывается, но в подробной части мы это обсудим.

Неароматические молекулы не имеют особых свойств, а ведут себя так, как и положено обычным ненасыщенным молекулам – легко вступают в реакции присоединения, в ЯМР показывают все сигналы соответствующих фрагментов на соответствующих местах спектра без каких-то особых сдвигов, и т.д.

После того как мы более-менее разобрались чем отличаются ароматические, антиароматические и неароматические циклы, поучимся считать электроны, и разберемся еще в нескольких деталях. Кроме этого рекомендуется почитать отдельную страничку про ароматические ионы, потому что это очень важная и очень яркая часть ароматической химии. Более подробное, объемное и неоднозначное обсуждение проблем ароматичности появится на отдельной странице в свое время, но это благословенное время ещё не наступило. Введение в строй более подробной странички про ароматичность в очередной раз откладывается. Поскольку страничка эта будет очень большой, это, несомненно, очень хорошие новости.

Правила Хюккеля для одного цикла: как считать электроны

Правило Хюккеля проще всего и надежнее работает для отдельных циклов. Собственно именно и только для этого случая оно и было сформулировано. Для полициклических соединений правило тоже работает, но требует намного более аккуратного отношения, и мы займемся этим отдельно.

Итак, у нас есть цикл, который мы хотим классифицировать как ароматический, антиароматический, или неароматический. Обратите на это внимание – сейчас мы просто хотим дать прогоноз, исходя из абстрактного описания цикла – сколько в нем атомов, какие они, какими связями связаны. Как это работает в реальной жизни, мы поговорим отдельно. Для того чтобы правило Хюккеля было применимо, мы должны убедиться в том, что:

  • каждый атом цикла имеет орбиталь π-типа, то есть перпендикулярную к плоскости цикла. Для этого каждый атом должен
    • или входить в одну изолированную кратную связь, двойную или тройную (изолированную – значит не две или более подряд, как в алленах и других кумуленах, но этот сложный случай в программу-минимум не входит, а кому захочется узнать, что с этим делать, можно посмотреть в подробном обсуждении ароматичности ниже);
    • или иметь неподеленную пару как атом углерода с отрицательным зарядом (карбанион), или как гетероатом 5 или 6 группы (азот, кислород, сера в первую очередь; все остальное нам не встретится, и очень хорошо, потому что там много странных фокусов);
    • или быть атомом с неполной электронной оболочкой, чаще всего 6-электронной (такие атомы называют секстетными), а это или углерод с положительным зарядом (карбокатион), или гетероатомы из 3 группы, прежде всего бор (нужно убедиться, что свободную орбиталь бора не забили координационной связью, в этом случае атом бора должен получить отрицательный заряд и лишиться своей π-орбитали; любители экзотики могут найти еще и всякие другие металлы, могущие участвовать в сопряжении, но мы не будем.

Обратите внимание, что атомы могут принадлежать одновременно к кратным связям и одному из двух других типов (например, иметь неподеленную пару и входить в двойную связь, быть гетероатомом и входить в двойную связь) – в этом случае учитывается только принадлежность к кратной связи.

Как только мы обошли цикл и пометили все атомы одним из трех типов (и еще раз убедились, что по дороге нам не встретился ни один атом, не имеющий π-орбиталей, то есть не принадлежащий к одному из этих типов), мы считаем π-электроны.

  • атом первого типа (входящий в кратную связь) дает один электрон;
  • атом второго типа (не входящий в кратную связь и несущий неподеленную пару) дает два электрона;
  • атома третьего типа (не входящий в кратную связь и имеющий 6 валентных электронов) дает ноль электронов – он предоставляет пустую π-орбиталь.

Давайте потренируемся считать электроны, но перед этим подчеркнем еще раз – это формальное упражнение, которое оценивает, к какому типу, скорее всего, относится тот или иной цикл, а что в реальности для каждого цикла нужно устанавливать отдельно с помощью поиска его описания в научной литературе.

Вот три трехчленных цикла, в первом из которых нет замкнутой сопряженной системы, и он неароматичен, во втором катионе 2 электрона и он ароматичен, в третьем гетероцикличесом соединении 4 электрона и он антиароматичен. Четырехчленные циклы: циклобутадиен антиароматичен, а три следующие молекулы и иона ароматичны.

Теперь пятичленные. В первом сопряженный цикл разорван – это неароматический диен, В катионе 4 электрона – антиароматический карбокатион. Остальные дают 6 электронов – ароматические карбанион и гетероциклы.

Переходим к шестичленным. начиная с этого размера цикла, антиароматический счет электронов почти наверняка означает, что молекула неплоская и неароматическая. Три первые молекулы, в том числе катион, в котором атом азота сидит на двойной связи, следовательно дает 1 электрон независимо от того, есть на нем заряд или нет. Три последние дают антиароматический счет электронов, но имеют возможность стать неплоскими и уйти от антиароматичности. Есть и другой способ – просто изменение гибридизации атомов с парой электронов с sp2 на sp3, выводящей электронные пары из эффективного сопряжения пр формальном сохранении плоскостности. Они так и сделают, тем или другим способом. Это интересная проблема, и мы ее когда-нибудь обсудим подробнее. Дианион этот кстати промежуточно образуется в восстановлении бензола по Бёрчу, и если бы он был антиароматическим, могу уверить, что мы не знали бы никакого такого восстановления – не пошло бы оно через антиароматический интермедиат. Молекула с двумя кислородами (1,4-диоксин) не менее интересна: ее производными являются одни из самых гнусных загрязнителей окружающей среды, образующиеся при горении всякой дряни на свалках и заводских печах. Были бы они антиароматическими, мир был бы избавлен от большой гадости, они бы просто не получались.

И циклы от 7 до 9. Здесь мы продолжаем считать ароматическими циклы с ароматическим счетом электронов, но неплоскими и неароматическими циклы с антиароматическим счетом электронов.

Дальше не пойдем, потому что начиная с 10-членных циклов простая схема работать перестает, и нужно разбираться подробнее, чем мы займемся в подробной части. Простой рецепт состоит в том, что подавляющее большинство молекул с циклами от 10 и более являются неплоскими и неароматическими независимо от того, сколько электронов мы насчитаем в таком цикле.

Полициклические молекулы, состоящие из шестичленных колец

Пока ограничимся только самыми распространенными системами такого типа, состоящими из шестичленных колец, похожих на бензольные. Забегая вперёд, скажем, что большинство таких молекул ароматичны в том или ином варианте. И это одно из проклятий человечества. Мы уже много наслышаны про особую стабильность ароматических соединений, про то, что такие соединения легко получаются в разнообразных реакциях, а сами не очень торопятся превращаться во что-то другое. Увы, это приводит к тому, что такие соединения образуются из всевозможных отходов на свалках и помойках, особенно когда всё это горит. То же происходит и при тлении табака при курении. Немногие соединения выдерживают высокую температуру пламени, а эти как раз образуются при пиролизе многих материалов и выживают, рассеиваясь по всему свету. Такие полициклические соединения (они называются обобщённо ПАУ – полициклические ароматические углеводороды, по-английски PAH) являются одними из самых зловредных загрязнителей окружающей среды. Некоторые из них канцерогенны, в частности известный всем хотя бы по названию бензпирен. Здесь надо точно сказать, что канцерогенность как раз не связана с ароматичностью, она определяется другими структурными особенностями некоторых молекул такого типа. С ароматичностью связана лёгкость их образования и устойчивость, в том числе в окружающей среде, где свет и кислород понемногу уничтожают все органические соединения, и опять, ароматические выживают лучше других. Нам на погибель. 

Циклы можно соединять друг с другом в более сложные молекулы. Количество вариантов соединения огромно, но мы ограничимся самыми распространенными. Главная проблема полициклических сопряженных молекул состоит в том, что нужно понять, где в них живет ароматичность, а жить она может как в самом большом цикле, охватывающем всю полициклическую молекулу (внешнем сопряженном контуре), так и в отдельных циклах или кусках большой молекулы. Может даже и так, и так. Не нужно забывать, что хотя мы говорим “ароматическая молекула”, но ароматичность всегда связана не со всей молекулой, а только с циклами, и если в молекуле несколько циклов, то проверять на ароматичность нужно каждый из них.

Конденсированные бензольные кольца

Конденсированными называются соединения колец по одной связи (по ребру, если с точки зрения геометрии). Если соединять таким образом бензольные кольца, получается огромное количество молекул, среди которых есть несколько очень важных. Что там с ароматичностью? Все довольно просто. Есть два и только два способа соединять конденсированные кольца – в линеечку и уголком. Друг на друга еще можно ставить, – скажет кто-нибудь. Нет, это уже другой способ, потому что в нем найдутся кольца, соединенные более чем по одной связи. Таких структур тоже много, но с точки зрения ароматичности там все очень непросто, простых рецептов там нет, и в минимум мы их не возьмем.

В линеечку

Такие штуки называются аценами. Самая простая из таких молекул нафталин, затем идет антрацен, после просто по порядку тетрацен, пентацен, гексацен и т.п. Если не уходить совсем далеко, а там быстро начинаются чисто экспериментальные сложности, то каждый ацен имеют единый ароматический внешний контур с 10 (нафталин), 14 (антрацен), 18 (тетрацен) и т.п. электронами, и соответствующие ароматические свойства (выровненность длин связей, склонность к реакциям замещения, изрядную устойчивость, смещения сигналов в спектрах ЯМР и т.п.). Электроны считаем как обычно, не забывая заходить на атомы сочленения циклов.

У всех аценов есть еще одно общее свойство – при том, что для них вполне характерны реакции ароматического замещения, сохраняющие в целостности аценовую систему, они не против реакций, в которых одно из колец выпадает из общего ароматического контура при условии, что оставшиеся кольца становятся ароматическими системами поменьше, а это выгодно. Выпадающее кольцо при этом выбирается так, чтобы в результате получить побольше меньших ароматических систем. У нафталина выбора нет, жертвуем одним кольцом, остаемся с настоящим бензольным. Но антрацена уже есть – получить один нафталин или два бензола. Выбираем два бензола, пожертвовав средним кольцом. Тетрацен получит бензол и нафталин. И т.д. Из-за этого ацены лешко окисляются в хиноны (хинонное кольцо неароматическое), частично гидрируются, присоединяют бром, и вступают в реакцию Дильса-Альдера как диены (кроме нафталина). Получается такой обмен жилплощадью – ароматичность меняет одну большую и неуютную квартиру на две поменьше, но в хорошем районе, у настояших бензола и нафталина. В современной химии такие реакции аценов стали любимой игрушкой архитекторов и дизайнеров замысловатых молекулярных конструкций.

Уголком

Соединение уголком дает большое разнообразие новых молекул. Их общее свойство резко отлично от свойств линейно-конденсированных аценов – они сразу же разделяют общую сопряженную систему на две или несколько ароматических поменьше, а кольцо, на котором как раз и образуется уголок выпадает из общего ароматического контура. Если в этом кольце есть двойная связь, то она становится обычной двойной связью, прост сопряженной с ароматическим кольцом, как в стироле. Она легко гидрируется, присоединяет бром, эпоксидируется, и вообще не проявляет никакой вовлеченности в ароматическое дело. Вот, например, первая из таких молекул, фенантрен, изомер антрацена, но в фенантрене нет общего ароматического контура на 14 электронов, о чем свидетельствует, в частности, его структура – в крайних кольцах связи выровнены по длине, а в среднем кольце связи имеют практически нормальные для двойных (около 1.36 Å) и одинарных (около 1.47 Å) связей. Фенантрен – это фактически два бензола плюс обычная двойная связь посредине. В другом примере, это называется хризен, ситуация та же, но в нем не одно, а два угловых кольца, и они оба имеют те же характеристики, что среднее кольцо фенантрена: хризен это два бензола, и кольца с двойными связями посредине. Но как только мы сломаем двойную связь, из оставшейся части молекулы сформируется полноценный нафталин, и дело на этом закончится.

Если соединим уголком больше колец, как например в трифенилене, то получим не один 18-электронный общий ароматический контур, а просто три соединенных бензола – связи между кольцами будут такие же как в банальном дифениле.

Полициклические системы с антиароматическим счетом электронов на внешнем контуре

Да, такое бывает и довольно часто. С такими молекулами все очень просто, и даже удивительно, почему они иногда ставят в тупик простым вопросом: “А они что, антиароматические???”

Нет конечно. В большинстве таких молекул есть нормальная ароматическая часть или части, имеющая ярко выраженные и типичные ароматические признаки. А все остальное становится обычным сопряженным заместителем. Одна из самых популярных из таких молекул – аценафтилен (не путать с аценафтеном, у которого нет двойной связи в 5-членном цикле). Внешний контур имеет 12 электронов, но по всем свойствам это просто ароматический нафталин и обычная двойная связь, которая охотно присоединяет бром, мягко гидрируется (как раз в аценафтен) и все остальное.

Те же 12 электронов на внешнем контуре у дифенилена, очень часто образующегося в виде побочного продукта в реакциях с участием бензина (дегидробензола). Бензин очень реакционноспособен и обычно находит, с чем прореагировать, с нуклеофилом или диеном. Но если быстро не найдет ничего другого, то просто димеризуется в дифенилен. Дифенилен – это просто два бензола, соединенные двумя простыми связями. Ничего особенного. Кстати, обратим внимание, что обычные ацетилены так димеризоваться не могут, и не только по квантовым причинам, которые прямо запрещают такие реакции, но и потому что в этом случае образовался бы уже по-настоящему антиароматический циклобутадиен.

Можно найти и еще немало примеров таких молекул. Просто упомянем еще одну, точнее даже целый класс больших гетероциклических полициклических молекул порфиринов, также имеющих внешний контур с антиароматическим счетом электронов, но и множество циклов поменьше с вполне ароматическими характеристиками. Здесь обойдемся без подробностей.

В конце этого раздела маленькое замечание. Наличие внешнего антиароматического контура все-таки нельзя считать совсем незначимым обстоятельством. Сопряжение там есть, все циклы имеют непрерывные цепи сопряжения, а значит антиароматический контур в таких молекулах все же есть. Его влиянием на фоне хорошо выраженных ароматических можно пренебречь, но все же в таких молекулах всегда есть что-то необычное, какая-то тайна. Вот, аценафтилен, например, имеет желтый цвет. Откуда? Нафталин совершенно бесцветен, и одна сопряженная двойная связь в цветность тоже добавляет немного. Откуда тогда цвет – не от антиароматической ли дестабилизации? Оставим этот вопрос без ответа, просто чтобы напомнить, что в химии много всяких любопытных вещей.